Антиэкстремизм в виртуальной России в 2014–2015 годы

Фото: Александр Кожохин / РИА Новости

Российский сегмент интернета как пространство государственной борьбы с экстремизмом — доклад эксперта информационно-аналитического центра «Сова» Натальи Юдиной.
Этот докладi посвящен обзору применения антиэкстремистского законодательства в российском сегменте интернета в 2014 и 2015 годах. Результаты мониторинга, лежащие в основе доклада, основаны на данных из открытых источников (сообщения о деятельности прокуратуры, Следственного комитета, материалы судов, сообщения СМИ, блогеров и неправительственных организаций и т.д.) и обращений вовлеченных в эти дела граждан.

Количество пользователей интернета увеличивается в России ежегодно. По данным фонда «Общественное мнение», на осень 2015 года показатель проникновения интернета среди взрослого населения России составил 67 %, или 78,2 млн человекii. А компания GfK сообщает, что в России в конце 2015 года интернет-аудитория составила 84 млн человекiii. Конечно, основным источником политической информации в России по-прежнему остается телевидение, однако количество людей, узнающих новости из интернета, тоже растет. А главное, именно в интернете теперь в основном возможна независимая общественная полемика и оппозиционная политическая агитация, в том числе, конечно, и агитация разного рода радикальных групп. И это не может не вызывать опасения властей. А опасения с неизбежностью выливаются в санкции в этой области. Юридические механизмы могут использоваться разные, но для наложения санкций идеально подходит существующее в России антиэкстремистское законодательство, чересчур широкое и неопределенное. Объекты правоприменения могут меняться в зависимости от политической ситуации и общественных настроений.

Данный доклад — не первая работа Центра «Сова» этой области. В 2011 и 2013 годы были опубликованы доклады «Виртуальный антиэкстремизм: Об особенностях применения антиэкстремистского законодательства в Интернете (2007–2011)»iv и «Борьба с экстремизмом в виртуальном мире»v, описывающие правовое регулирование веб-пространства, связанное с темой антиэкстремизма, и практику уголовного и административного преследования за высказывания в интернете. Нынешний текст является тематическим продолжением предыдущих докладов и хронологически охватывает события 2014 и 2015 годов. Структурно доклад несколько видоизменился по сравнению с двумя предыдущими. Например, мы не стали включать нормотворческие инициативы за прошедшие два года. Во-первых, они были достаточно подробно описаны в докладах нашего центра о неправомерном антиэкстремизмеvi. Во-вторых, в прошедший период количество таких предложений со стороны государства снизилось, и по большей части все они сводились к уточнению уже имеющихся методов блокировки и фильтрации контента в интернете, расширению круга органов, уполномоченных этим заниматься.

Мы осознаем невозможность описать все нюансы практики киберпреследования и остановимся лишь на основных мерах, применяемых к активным пользователям веб-пространства — физическим и юридическим лицам. В тексте подробно анализируется практика уголовного и административного преследования за «экстремизм» в интернете. Кроме того, рассматриваются санкции Роскомнадзора по отношению к интернет-СМИ и к интернет-провайдерам.

Продолжить чтение «Антиэкстремизм в виртуальной России в 2014–2015 годы»

Реклама

«РОССИЯ, НЕ РВИ ДУШУ В КЛОЧЬЯ: Я ТАКОЙ ЖЕ, КАК ТЫ»

Хип-хоп сегодня представляет собой едва ли не самую живую музыкальную среду обитания в России. Здесь существует своя индустриальная и информационная инфраструктура, лишь косвенно завязанная на традиционные лейблы и СМИ. Здесь выработаны свои методы строительства иерархий и воспроизводства героев; здесь существуют свои школы и традиции, свой внутренний сленг, своя хронология.
Эта субкультура — своего рода эстетическая социология высокой репрезентативности. Например, у паблика одного из ведущих рэп-лейблов «Газгольдер» в сети «ВКонтакте» — полтора миллиона подписчиков; у страницы Noize MC там же — за миллион; другие ведущие представители жанра имеют сходные цифры. Для сравнения, у Земфиры, которая заслуженно считается многими самой востребованной артисткой в стране, — всего 300 тыс. подписчиков.
Построенный на суровых, консервативных, традиционно маскулинных ценностях (сила, верность, семья, Родина с большой буквы), дешевый в производстве, апеллирующий главным образом к персональному, а не к коллективному опыту, — хип-хоп представляет собой хороший материал для изучения российского коллективного бессознательного, того, как «молчаливое большинство» — по крайней мере, его более молодая часть — воспринимает себя и окружающий мир.
Если под «политическим» понимать все, что так или иначе имеет отношение к взаимодействию между человеком и государством, то в русском рэпе можно выделить три основных типа политического высказывания. Первый из них — категорическое неприятие государства как постоянного источника угрозы и насилия. Второй — фаталистический отказ от всякого политического действия, потому что оно все равно ничего не может изменить. И наконец, в противовес предыдущему, напротив — стремление к активному политическому действию, будь оно националистическим, государственнически-патриотическим или протестным в духе «Болотного движения».
На исходе 2015 года в свет вышел альбом «Горгород» репэра Оксимирона (по паспорту — Мирон Федоров), который, с одной стороны, перерабатывает весь набор политических высказываний русского рэпа, а с другой — представляет собой настоящий прорыв в этой сфере.
В сущности, вся пластинка — это разветвленное дерево комментариев, оставленных самому себе. Оксимирон читает и за патриотов, и за оппозиционеров; и за фаталистов, и за бунтарей. Результатом этой многоплановой внутренней дискуссии становится принципиальное отсутствие результата. Парадокс этой реальности именно в ее бесконечной многозначности, в том, что она сама возражает себе на любой аргумент. Поскольку выхода из этой дурной бесконечности нет и не предвидится, язык оказывается единственной оптикой, позволяющей разглядеть всю полноту картины, или, по крайней мере, единственным способом поставить правильный вопрос.

Продолжить чтение ««РОССИЯ, НЕ РВИ ДУШУ В КЛОЧЬЯ: Я ТАКОЙ ЖЕ, КАК ТЫ»»